Едят ли собак во вьетнаме

Как поедание собак стало большим бизнесом во Вьетнаме

  • ВНИМАНИЕ! СЛАБОНЕРВНЫХ ПРОСИМ НЕ СМОТРЕТЬ!
  • Эта статья призвана рассказать о жестоком обращении с собаками во Вьетнаме
  • Более 5 000 000 собак съедается ежегодно. Собачье мясо – это главное блюдо на званых вечеринках, свадьбах и пиршествах по особым случаям
  • Собачье мясо стоит дороже свинины и может быть продано по цене 50 долларов США за блюдо в дорогом ресторане

Мы надеемся, что после прочтения статьи любители и владельцы собак сделают свои выводы в отношении страны, с недавних пор ставшей популярным туристическим направлением, страны, большую часть валового дохода которой составляет доход от туризма.

Каждый год сотни и тысячи домашних питомцев похищают из Таиланда и провозят контрабандой во Вьетнам для лучших ресторанов и уличных столовых Ханоя. Спрос на собачье мясо настолько высок, что его поставка стала делом очень прибыльным и брутальным – мясо продается на черном рынке.

Нгиен Тиен Танг – тот тип человека, от которого вполне можно было ожидать, что он откроет собачью бойню – жилистый, неистовый и грязный. Его жена, одетая в белую футболку с пятнами от крови, в грязных, облегающих джинсовых шортах, хлюпает по кровавому месиву в пластиковых сандалиях на босу ногу.

Сгорбившись над металлическим прилавком, с подвешенными с обеих сторон освежеванными тушами животных, хозяин, пышущий здоровьем в свои 42 года, внимательно осматривает эту фабрику убийства с огромной табачной трубкой в зубах. Бойня под открытым небом находится во внутреннем дворике, который выходит прямо на оживленную улицу. На улице выстроились в ряд продуктовые магазины и объекты общественного питания.

Один из двоюродных братьев Нгиена только закончил промывать две освежеванные туши. Буквально в двух шагах стоят клетки, где сидит по пять собак. На некоторых собаках все еще одеты ошейники, в которых бедные жертвы были пойманы контрабандистами. Нгиен подходит к клетке, открывает дверь и начинает гладить одну из собак. Как только та в ответ машет хвостом, Нгиен хватает бедное животное, бьет собаку по голове тяжелым обрезком чугунной трубы и, громко смеясь, вытаскивает ее наружу, не забыв заботливо прикрыть дверь клетки.

Если спустится вниз по тенистым улицам района северного Ханоя – Кау Гьяи, совсем недалеко от того места, где расположен семейный бизнес Нгиена, вы найдете один из самых известных ресторанов города – Тит Чо Тьен Хоа. В меню ресторана все лакомства готовятся только из одного ингридиента – свежей собачатины. Подаются такие блюда, как тушенная собачатина в теплом кровяном соусе, барбекю собаки с лемонграсс и имбирем, паровая собачатина с пастой из креветок и другие, сомнительные на наш вкус, деликатесы. Это лишь один из множества ресторанов в Кау Гьяи, но несомненно лучший, предлагающий традиционные блюда в уютной атмосфере на тихой веранде на берегу канала.

«Понимаю, это выглядит дико. У меня дома есть собаки, но я никогда не надумаю их есть» – говорит Дук Куонг, 29-летний доктор, при этом заворачивает кусок прожаренных внутренностей в листья базилика и с аппетитом откусывает, – «но я не вижу ничего зазорного в том, чтобы есть других собак!». Он глотает, звучно прочищает горло и добавляет: «У собачатины прекрасный вкус и это мясо очень полезно».

Никто не знает точно, когда вьетнамцы начали есть собак, но этот обычай имеет давнюю историю – особенно на севере страны. К тому же популярность этого «явства» растет: как говорят активисты, более 5 000 000 собак съедается ежегодно. Собачатина – это главное блюдо на званых вечеринках, свадьбах и пиршествах по особым случаям. Во Вьетнаме считается, что мясо собаки повышает мужскую потенцию, согревает кровь в холодные зимние вечера и помогает защитится от многих болезней. В целом этот продукт, богатый протеинами, служит вьетнамцам прекрасной заменой свинины, говядины и курятины.

Некоторые местные рестораторы считают, что мясо собаки тем вкуснее, чем в больших мучениях она умирает. Этим можно объяснить тот жестокий метод, которым убивают собак во Вьетнаме. Обычно забивают до смерти тяжелой металлической трубой (процесс может длится 10-12 часов), или делают горизонтальный разрез поперек горла, или наносят глубокое ножевое ранение в грудь, чтобы вытекала кровь. Есть случаи сожжения живьем. «У меня есть кадры, показывающие, как насильно кормят собак, привезенных в Вьетнам…что-то похожее на фуа-гра» – говорит Джон Даллей, британский пенсионер, который возглавляет фонд Сои Дог, базирующийся в Таиланде, организацию по предотвращению торговли собаками в Юго-Восточной Азии, – «Они вставляют резиновые трубки собакам в горло и запихивают не сваренный рис и воду им прямо в живот, чтобы повысить живой вес животного для продажи».

По оценкам правительства, в Вьетнаме живут около 10 000 000 собак – в стране, где собачье мясо стоит дороже свинины и может быть продано по цене 50 долларов США за блюдо в дорогом ресторане. Непомерно высокий спрос заставил поставщиков искать собак за пределами вьетнамских селений, где традиционно разводят собак для гастрономических целей. Они обратили взор на большие города внутри страны. Воровство собак стало настолько распространенным, что часто разъярённые владельцы собак забивают пойманных воров до смерти. Эта «золотая лихорадка» ушла далеко за пределы Вьетнама – в год более 300 000 животных ловят и сажают в железные клетки в Таиланде и Лаосе, везут за сотни километров, без воды и еды, и ввозят во Вьетнам, чтобы зверски убить на бойнях.

Это индустрия черного рынка, которая управляется международной мафией и покрывается коррумпированными властями разных стран и разного уровня, так что, борьба, которую ведут активисты, не очень эффективна. «Поначалу это была лишь маленькая группа торговцев, желающих заработать» – говорит Роджер Лохан из Ассоциации Защиты Животных из Бангкока ( Thai Animal Guardians Association ) – организации, которая занимается расследованием дел, связанных с торговлей собаками с 1995 года. «Но теперь этот бизнес стал фундаментальной частью экспорта, который не облагается налогом и приносит прибыль от 300 до 500%. Так что все хотят отхватить кусок от этого кровавого пирога».

Та Рае – маленький сонный городок в северо-восточном штате Таиланда, Саконакхон. Находящаяся неподалеку от городка знаменитая деревня «Село Мясников» была основана 150 лет назад, когда вьетнамские католики, гонимые преследователями, бежали из своей страны и обосновались там. В наши дни, по словам местных тайцев, самое меньшее 5000 человек (треть населения деревни) занято в преступной индустрии: в воровстве, продаже или убийстве собак. «Мясники» предоставляют свои услуги как местным, так и иностранным торговцам и гурманам. Это выгодное хобби, которое дает около 10 долларов США за одну собаку.

Читайте также:  Жареный картофель вкусный рецепт

Перевозка собак без соответствующих бумаг, подтверждающих вакцинацию, является незаконной во Вьетнаме, поэтому их везут контрабандой в Лаос, в обход таможни и налоговых документов. Употребление собак в пищу не карается законом в Таиланде, но очень редко практикуется там, так как подавляющее большинство тайцев выступают против этого.

Тем не менее в Та Рае, в придорожных ларьках рядом с главным административным зданием города, предлагают куски сушенного жилистого собачьего мяса с кунжутом, окрашенные в красный цвет. Цена составляет 300 бат за килограмм – около 10 долларов США. В больших холодильниках за прилавками хранятся замороженные куски собачьего мяса: головы, ноги и т. д. «Люди покупают и используют головы и ноги собаки для супа» – объясняет ларечница, баюкающая своего ребенка, – «но Вы можете приготовить любое блюдо, какое только захотите».

Несмотря на огромное количество собак вывозимых каждый год контрабандой из страны, только малая часть контрабандистов попадает под тайское правосудие, говорит Эдвин Виек, соучредитель Альянса Активистов Животных ( Animal Activist Alliance ), организации из Таиланда, которая пытается остановить торговлю собаками. «Мы знаем этих людей: знаем где они живут, их имена, у нас даже есть их фотографии» – говорит Виек, имеющий сеть информаторов по всему Лаосу и Таиланду. «Имеются фотографии их машин, на которых перевозят краденных животных, с регистрационными номерами. Их легко было бы проследить и обезвредить, но они платят большие деньги и пока они это делают, система закрывает глаза на все».

Активисты свидетельствуют, что одна из ключевых фигур в этом бизнесе – это мер города Та Рае – Сайтонг Лалун, который живет в новом доме с балконами с колоннадой и имееет прямой доход от индустрии.

Много ходит слухов и домыслов про то, что некоторые национальности, в том числе и вьетнамцы, до сих пор кушают собак. В свой первый визит во Вьетнам мы не придавали значение тому, что не встречаем собак на улице. Максимум мы видели пару раз щенков при ресторане.

На пути из аэропорта в Фантьет из окна автобуса я как-то заметила необычный грузовик. В нем было невероятное количество клеток с бездомными и беспородными собаками. Мне так защемило в душе, но я прогнала те плохие мысли насчет поедания собак и внушила себе, что их всех везут в приют, чтобы помочь обрести новых хозяев.

Такие наивные мысли возникают не только у меня. А все потому, что даже будучи пакетным туристом, ни один гид нам не обмолвился про собак. Не исключено, что туристам это просто не интересно.

Во второй приезд во Вьетнам мы поняли, что не только в Муйне, но и в Хошимине, в Нячанге, в Дананге нет собак на улицах. Во Вьетнаме крыс видишь чаще, чем бездомных собак. Встретить одну две собаки за весь месяц не считается. Пазл как-то сам начал складываться. Вспомнились слухи про поедание собак, вспомнилась та картина с грузовиком, набитым псами.

Неужели все это совпадение? До последнего момента мы сами для себя оправдывали вьетнамцев, утешая себя тем, что факт убийства собак ради еды присутствовал, но это было так давно, что в наше время подобное зверство этой нации стало чуждо.


Собак не надо кушать. Их надо любить и заботиться о них

В один прекрасный день я случайно попала на блог людей, утверждающих обратное. Они писали, что во Вьетнаме до сих пор разрешено есть собак. И мало того, они сами попробовали собаку. По их словам, собака стоит очень дешево. Если не ошибаюсь, килограмм не больше 170 руб. Фото разделанных собак висят у них на сайте. Сказать, что это ужасно, это ничего не сказать. Причем, люди довольные и похоже, что трупы окровавленных собак вместе с головой нисколько их не смущали.

После этого блога у нас уже не оставалось сомнений. Единственное, во что еще хотелось верить, так это в то, что друзей человека поедают малоимущие бедные вьетнамцы. Но все мы знаем более нищие страны, но люди там собак на ужин не готовят.

Где купить страховку?

Себе обычно покупаем на сайте — Cherehapa Выбираем любую страховую компанию, оплачиваем картой и через минуту полис приходит на e-mail. Процесс оформления описывали пошагово вот тут

Где заказать трансфер из аэропорта?

Мы пользуемся сервисом — KiwiTaxi Заказывали такси онлайн, оплачивали картой. В аэропорту встретили с табличкой с нашей фамилией. Довезли до отеля на комфортном авто. Про свой опыт уже рассказывали в этой статье


С тех пор, заказывая мясо, Слава все время переживал, лишь бы в бюджетных кафе вместо заявленной говядины, ему не приготовили остатки какой-нибудь собаки. И дело не только в том, что мы относимся к животным по-человечески, а в том, что все собаки, которых вьетнамцы продают для еды – бродячие. То есть подцепить инфекцию можно запросто.

Вообще жить в стране, где процветает живодерство (и я не только про собак) очень неприятно. Конечно, можно просто об этом не думать или делать вид, что меня это не касается. Однако, мы так не можем, закрывать на всё глаза и улыбаться людям, которые так безжалостны.


Эти две собачки каждый день сиядт на привязи в одном из ресторанов
Собачка в магазине купальников

В связи с этим, если я и встречала щенков при кафе, то всегда хотела уделить им свою порцию внимания. Погладить, подержать на ручках. Ведь, не исключено, что вьетнамцы считают собак за скот, который не нуждается в заботе и ласке.


Ну как их можно есть?
Этот щенок не слезал с рук
Деловой такой

Я даже не могла испытывать искренней радости, когда наблюдала за маленькими домашними собачками на набережной Нячанга.


Пушистик

Понятное дело, что среди вьетнамцев есть и те люди, которые любят и не едят собак. Они даже их одевают, следят за ними и любят. Но все равно как-то не по себе.

Когда мы жили в гестхаусе Адам Вьетнам, то мы несколько раз порывались спросить у хозяйки геста все что нас интересует на сей счет. Но, все как-то не получалось и мы откладывали этот разговор. А потом и вовсе решили, что затрагивать столь щепетильную тему может не пойти нам на пользу. Ведь, вьетнамцы такой обидчивый и скрытный народ, что от них можно ожидать всё что угодно.

Читайте также:  Влажный бисквит без яиц

Однажды, в первые дни нашего пребывания там, спускаясь на общую кухню, мы унюхали странный неприятный запах из мультиварки, которых постепенно заполнил все три этажа. До сих пор не не знаем, что это было, но запах был невыносимый не только для меня, потому что я не ем мясо, но и для Славы. В банке на кухне мы потом много раз видели какие-то куски с мясом. Чье оно, одним вьетнамцем известно. Были подозрения, что собачатина.

Живя во Вьетнаме второй месяц мне, как ни крути, не давала покоя затея узнать всю правду из первых рук. И по воле судьбы, девушка на ресепшене нашего отеля в Дананге отлично говорила по-английски. Однажды мы задали ей прямой и конкретный вопрос: Вы едите собак? Вьетнамка сразу пододвинула стул, сказав: Сейчас, я все вам объясню. Помню, что мы даже напряглись в ту секунду.

Едят ли вьетнамцы собак на самом деле?

Да, едят. Девушка нам рассказала, что до сих пор люди убивают собак ради еды. Причем, они кушают не определенную специально выведенную породу. Они кушают обычных собак. На вопрос: Собак едят только бедные люди по причине нехватки денег? Она ответила, увы, нет. Собак едят как нищие, так и состоятельные богатые люди.

Она привела нам незатейливый пример. Вот вы же заказываете на завтрак омлет. Вы же не задумываетесь, из чего сделан омлет. Так же и мы. Для нас собака – это просто мясо, как говядина или свинина. Про себя в этот момент я думала – Ну и покупайте говядину, ну зачем кушать именно собак, ведь мясо во Вьетнаме продается по доступным ценам…

Во всей этой печальной истории есть и нотка хорошего. Не все вьетнамцы поголовно едят собак. Ну, хотя бы так. И на этом спасибо.

Лично мое мнение, что большая часть тех, кто использует собаку ради еды – это пожилые люди, и их не так много, как могла бы нафантазировать моя впечатлительная натура. Молодежь уже отходит от дикарства. Хочется верить и надеяться, что новое поколение вьетнамцев в дальнейшем не позволит продолжать издевательства над животными в таких масштабах.

А вы еще удивлялись, почему же нам эта страна так не мила. А вы бы хотели жить в стране, где с животными обращаются по большей части как с едой, а не как с живым организмом?

Фото разделанных собак на рынках Вьетнама. Впечатлительным не смотреть!

Чтобы закончить на позитивной ноте — современный отечественный мультфильм про Белку и Стрелку:

Собака во Вьетнаме: друг или… закуска?
Вьетнам — прекрасная страна, с удивительными традициями, волшебной природой и приветливыми людьми. Очень надеюсь вернуться туда еще раз. Каждая провинция, каждый город обладают собственным непередаваемым очарованием, характером, атмосферой.
Знакомство с Вьетнамом я начала, конечно, со столицы — Ханоя. Это большой, динамично развивающийся, шумный город на севере страны. Кажется, в нем никогда не прекращается строительство, жизнь не замирает круглые сутки.

Я жила в Старом квартале — Хоанкьем. Это сказочное место, в нем будто окунаешься в прошлое: узкие улочки с двух- и трехэтажными домами колониальной постройки, пестрые вывески, великое множество лавочек и кафе, самые интересные достопримечательности города… Даже воздух Хоанкьем пахнет по-особому: в нем смешались ароматы свежесваренного кофе, экзотических фруктов, острых специй и лемонграсса.

Конечно, как любительница собак, я всегда обращаю внимание на отношение к ним в разных странах.

Во Вьетнаме, как и в других густонаселенных странах Юго-Восточной Азии, наиболее популярны маленькие собачки: пекинесы, цвергпинчеры, той-пудели, чихуахуа. Их водят на тоненьких поводках, берут с собой на работу или в поход по магазинам. Сначала я думала, выбор маленьких пород обусловлен исключительно теснотой квартир, но потом узнала: оказывается, большинство вьетнамцев… очень боятся собак. Поэтому и предпочитают безобидных малышей.

Главное средство передвижения во Вьетнаме — мопед, или мотобайк, как его там называют. Вьетнамцы чрезвычайно изобретательны: к мотобайкам пристраиваются тележки и целые киоски для продажи уличной еды, на них перевозятся мешки овощей, тюки вещей и предметы мебели. И конечно, на мопедах возят собак — сажают в корзинку для багажа на руле или позади водителя, либо размещают прямо на подставке для ног. Собаки, привычные к такому способу перемещения, ведут себя спокойно, с достоинством глядя по сторонам, и полностью доверяют хозяину. Хотя у меня иногда замирало сердце: казалось, животное вот-вот вывалится на дорогу.

Для меня явилось новостью, что во Вьетнаме имеется собственная аборигенная порода — вьетнамский, или фукуокский риджбек. Название порода получила в честь острова Фукуок, на котором ее издревле разводили.

Вьетнамский риджбек — охотничья собака среднего размера, гладкошерстная, поджарая и мускулистая. Как у всякого риджбека, у нее есть «ridge» (гребень) — участок шерсти на позвоночнике, растущей в обратном направлении. Вьетнамские риджбеки могут быть черного, голубого, красного, изабеллового окраса. Это умные, обучаемые собаки, отличные охранники и охотники. Считается, что вьетнамский риджбек — разновидность тайского. И они действительно очень похожи. Но вьетнамцы утверждают: фукуокский риджбек — их национальное достояние. Не стану определять, кто прав, просто замечу: это не дешевая порода.

Кроме интересной породы, я открыла для себя еще одно явление — догнеппинг. Во Вьетнаме процветает бизнес на похищении собак. Об этом мне рассказала моя знакомая по фейсбук, с которой мы встретились в Ханое.
Татьяна — молодая женщина из Беларуси, переехала с семьей во Вьетнам несколько лет назад. У нее в Ханое своё дело, дом, у детей — школа, есть любимая собака, вьетнамский риджбек по кличке Басан. Однажды его похитили. Конечно, когда Таня упомянула об этом, я заинтересовалась, и попросила рассказать историю подробно. Привожу ее здесь.

Мы сидим за столиком возле крошечного кафе, в котором подают вкусные кофейные коктейли. Таня рассказывает о том, что пришлось пережить ее семье.
— Я гуляла с собакой вечером, всего в ста метрах от дома, отстегнула поводок, чтобы Басан побегал. Похитители накинули на него удавку, и утащили на мотобайке. Я находилась в пяти шагах от своего пса, но ничего не успела сделать.

Что чувствовала семья в тот вечер, можно представить. Дети плакали, Таня винила себя. Уснуть никто не мог. Стали обзванивать друзей, пытаться составить какой-то план действий.

Читайте также:  Доктор куин женщина врач все серии

— В ту ночь мое сердце перестало биться ритмично. И когда я закрывала глаза, передо мной вставала картина: Басана волокут на веревке в темноту…

Наутро начались поиски. Сделали объявление в фейсбук, развесили листовки везде, где только можно. Сразу же упомянули: готовы выкупить собаку за серьезную сумму. Это была единственная надежда вернуть Басана — похитителями движет только жадность. Затем Татьяна с другом объехали все точки по продаже собак, раздавая работникам листовки с обещанием вознаграждения за возврат пса.

— Мы увидели десятки несчастных собак, которые сидели в крошечных клетках, иногда по две или три в одной клетке, видели много ублюдков, тварей с золотыми зубами, человеческий мусор, занятый в большом «собачьем» бизнесе, — с болью вспоминает Таня.
Басан — дорогой, породистый, молодой пес, именно это спасло ему жизнь. Как домашний питомец, он стоил дороже, чем как мясо.

В тот день Таня так и не нашла своего любимца. На следующее утро они с другом отправились в питомник в Ха Донге, о котором узнали от знакомых. Раздали листовки, и уже собрались уезжать, как к питомнику подъехал еще один вьетнамец. Ему вручили объявление, и…

— Он так обрадовался, что сразу стало ясно: узнал Басана, — говорит Таня. — Мы предложили ему выкуп. Он ответил, что поищет собаку, и позвонит нам. Буквально через час он позвонил нашей вьетнамской подруге, сообщил: собака продана, и находится уже не в Ханое. Но сказал, что готов помочь нам вернуть Басана. Мы предложили выкуп в пять миллионов донгов (примерно 215 долларов США). Человек согласился найти Басана за десять миллионов донгов — для Вьетнама это большие деньги. Еще потребовал от нас расписку, что мы не будем иметь претензий, он действует лишь как посредник.

Таня в ответ потребовала прислать видео, чтобы убедиться: собака, о которой говорит посредник — ее Басан. Она была настроена на переговоры, и не собиралась увеличивать сумму выкупа.

— Но когда тебе присылают видео, где твоя собака скулит в клетке размером с себя, вся теория переговоров улетучивается из головы, — вздыхает Таня.

В итоге она согласилась заплатить 10 миллионов. Назначили встречу. Туда явился сам «посредник» с женой. Оба нервничали, боялись. Таня написала требуемую расписку об отказе от уголовного преследования, но сказала: деньги отдаст, только когда увидит собаку. Оказалось, Басан находится в том самом питомнике, в Ха Донге. Его никуда не вывозили.

— Мы доехали до питомника, я отдала деньги, меня повели вглубь, потом во двор, за двором калитка, потом сарай, а в сарае, в клетке, сидел мой пес. Точнее, полулежал без сил, весь в своей моче и крови от разодраных лап. Я повезла его за 20 километров на мотобайке домой. — Видно, что Тане нелегко дается рассказ. Она снова переживает боль и страх за своего любимца.

Эта история закончилась полным хэппи-эндом. Воры получили по заслугам. Еще полтора года они похищали собак у европейцев, но Таня и другие пострадавшие подавали заявления в полицию. Когда количество обращений достигло критической отметки, органы правопорядка уже не могли закрывать глаза, и приняли меры.

— Вьетнам коррумпированная страна. Здесь так повелось, что народ не верит в полицию. Поэтому с догнепперами местные справляются собственными силами. Как? Очень просто: если ловят, забивают до смерти. Но я должна была показать своим детям: справедливость существует, действовать нужно по закону, самосуд — не метод, но и оставлять преступников безнаказанными нельзя, — поясняет Таня. — Да, потратила много времени и нервов, но сделала это для детей.

Похитителей арестовали и судили. Воры получили 40 и 36 месяцев тюрьмы, посредник — 12 месяцев. И это заставляет с уважением взглянуть на вьетнамское правосудие. Если честно, не знаю, возможно ли такое у нас в России.

Догнеппингом занимаются маргинальные личности — в основном наркоманы, алкоголики, тунеядцы. Они получают от посредника примерно полмиллиона донгов за породистую собаку. А он уже вымогает из хозяев выкуп от пяти миллионов и выше. Этим людям нечего терять, они знают: если попадутся — пощады не будет, их ждет «суд Линча». Поэтому иметь дело с догнепперами опасно: они вооружены, и готовы защищать свою жизнь любой ценой.

Но такой исход, как выкуп — большое везение для собаки. Если же она не породистая или хозяева ее не ищут, то животное продают на мясо. Узнав это, я поняла: еще одна причина, по которой вьетнамцы заводят маленьких собачек — их не съедят в случае похищения, слишком мало мяса.

Блюда из собачатины — ритуальная еда на севере Вьетнама. Похищенные животные — не единственный источник мяса. В стране существуют специальные фермы, где выращивают и насильно откармливают собак на еду. Я не стану рассказывать, как забивают несчастных животных. Поверьте, это ужасно.

— Здесь собаку едят по определенным дням лунного цикла, — успокоила меня Таня. — Многие европейцы живут в Ханое годами, и не сталкиваются с этим. Некоторые туристы боятся ходить в рестораны и кафе. Напрасно. Случайно собачатины поесть невозможно. Это слишком дорогое мясо, и тебе его вместо свинины не подадут.

Когда я возвращалась после встречи в свой отель на улице Ханг Кот, ко мне подбежал изящный, как олененок, молодой той-терьер. Песик был настроен дружелюбно, вилял хвостом и приплясывал, желая познакомиться. Я улыбнулась и ласково заговорила с малышом. Хозяин, пожилой вьетнамец, разулыбался в ответ, ему явно польстило такое внимание к питомцу.

На следующий день, после экскурсии по Парфюмерной пагоде, во время остановки автобуса возле станции, я увидела из окна собаку, целиком зажаренную на вертеле. Не повезло, я попала именно на тот самый ритуальный день. Наверное, никогда не забуду эту картину. Собакоедение для меня, как для любого владельца собаки — сродни каннибализму.

Я так и не сумела понять, как любовь к собственным собакам сочетается во вьетнамцах с любовью к собачьему мясу. Конечно, в чужой монастырь со своим уставом не ходят, поэтому я просто приняла факт. Именно тогда осознала: Юго-Восточная Азия для европейца — это другая планета.

Вьетнам — прекрасная экзотическая страна. Но если вы собираетесь туда в свободное путешествие, лучше оставьте своего любимца дома. Ради его же безопасности.
В год во Вьетнаме съедают около пяти миллионов собак.

Рейтинг
Adblock
detector